«Военные базы США — это не союзничество, а оккупация», - Вальдемар Гердт

«Военные базы США — это не союзничество, а оккупация», -  Вальдемар Гердт
Немецкие парламентарии намерены поставить под вопрос законность присутствия американских военных баз в Европе. Об этом «Известиям» заявил депутат от партии «Альтернатива для Германии» (АдГ), член комитета бундестага по международным делам Вальдемар Гердт. В интервью он также рассказал, что АдГ будет вновь поднимать вопрос отмены антироссийских санкций, поскольку политика ограничений обошлась немецкой экономике более чем в €100 млрд. Кроме того, под угрозой ликвидации оказалось около 600 тыс. рабочих мест в одной только ФРГ.

— США планируют открыть военную базу в Польше. Многие европейские политики уверены, что Вашингтон заинтересован в создании милитаристской инфраструктуры и в других странах ЕС. Что вы думаете об этом?

— Да, это правда. Более того, они планируют создать базу и в Латвии. Сценарий понятен — он уже давно написан, и они его просто отрабатывают. Речь фактически идет о скрытой оккупации. Чтобы продавить запрет на расширение военной инфраструктуры на территории Германии или других европейских стран, надо иметь большинство в парламенте. Мы понимаем, что не стоит начинать войну, которую заведомо проиграешь.

После европейских выборов, когда «Альтернатива для Германии» и наши союзники из других стран войдут в Европарламент серьезным блокирующим большинством, мы поднимем вопрос о том, насколько законно присутствие американских баз на территории ЕС, и в частности в ФРГ. Ведь сейчас размещение армейской инфраструктуры у союзников — практика не запрещенная. Военные базы США — это не союзничество, а оккупация. Возьмите, например, ту же авиабазу Рамштайн в Германии. Ни один гражданин ФРГ туда не может войти. Даже полиция не может. Что делается внутри, мы не понимаем и не знаем. Туда завозятся материалы, продукты и снаряжение, но мы не контролируем этот процесс. Мы не знаем, что там лежит. А это уже не партнерские отношения.

— Если АдГ и ваши союзники получат большинство на майских выборах в Европарламент, будете ли вы выступать за отмену санкций против России?

— Конечно. Антироссийские санкции — деструктивная мера, и это прописано в нашей партийной программе. Политики иногда говорят, что это дипломатический метод, но на самом деле речь идет о провале дипломатии. Санкции не принесли никому ничего позитивного. Ни украинскому, ни российскому, ни немецкому народам. С момента введения санкций Германия потеряла более €100 млрд и более 600 тыс. рабочих мест оказались под угрозой.

После того как наша партия вошла в бундестаг, мы поднимали вопрос о необходимости отмены санкций не только против России, но и Сирии. И я уверен, что если бы тогда было тайное голосование, то результаты были бы совсем другими. Многие понимают бессмысленность ограничений, но боятся об этом сказать публично.

Это касается и крымского вопроса. В Германии используют термин «аннексия», не задумываясь, что это слово означает вооруженный захват территории. Даже здесь уже есть неточность. Ведь решение о референдуме принял региональный украинский парламент (27 февраля Верховный совет Автономной Республики Крым решил провести 25 мая 2014 года референдум по статусу региона. Однако он состоялся уже 16 марта. — «Известия»). То есть получается, что Берлин де-факто не признает решение украинского парламента. Когда говоришь такие вещи, у людей начинают ломаться стереотипы. К сожалению, СМИ подают совсем другую картинку. Наша задача — развернуть мышление в другую сторону.

— Вы возглавили немецкую делегацию на V Ялтинском международном экономическом форуме. Оказывалось ли на вас давление со стороны Берлина или Киева?

— Конечно, и очень серьезное давление. Хочу сказать, что даже в нашей партии неоднозначное мнение по поводу визита на полуостров. Возможно, я бы и не приехал в Крым, если бы не письмо украинского посла в немецкий МИД. На основании этого документа наше министерство иностранных дел мне настоятельно рекомендовало не посещать Ялту. Мне кажется, если ведомство повинуется запросу украинского посла, то это означает одно — мы деградируем на уровень какой-то банановой республики. Представьте, что такое письмо направил бы российский посол. Его бы выслали в тот же день. Наше правительство, вместо того чтобы вежливо отказать господину послу, ничтоже сумняшеся подчиняется, принимается меня воспитывать.

— А что конкретно было в письме?

— Там было настоятельно и, я бы даже сказал, с некоторой угрозой сказано, что «правительство должно принять меры и не допустить поездку определенных лиц в Крым». А если этого не произойдет, то будут последствия. Таким образом, на Украине мне сейчас грозит реальный срок. На сегодняшний день у меня нет планов ехать в эту страну, по крайней мере до тех пор, пока она не вернется в нормальное состояние. Хотя это действительно прекрасное государство с большим числом хороших и трудолюбивых людей.

— В Крыму тоже много хороших и трудолюбивых людей. Насколько регион интересен для немецкого бизнеса?

— Сейчас у предпринимателей из ФРГ в Крыму нет никаких перспектив. Поскольку даже намек на то, что кто-то хочет инвестировать в Крым, приводит к блокировке счетов и другим серьезным последствиям. Поэтому бизнесмены зачастую боятся вкладываться в регион до решения проблемы. Но когда вопрос с санкциями закроют, то инвестиции потекут рекой, поскольку потенциал у Крыма огромный. Здесь можно развивать лечебный туризм, сельское хозяйство, промышленность. Я думаю, что в будущем немецкие предприниматели найдут здесь свое место. Тем более что исторически немцы тоже связаны с этим регионом (первые немецкие поселения в Крыму появились в начале XIX века. — «Известия»).

— Как вы относитесь к результатам украинских выборов, на которых во втором туре победил Владимир Зеленский?

— Результаты показали, что народ устал от партии войны. Я не думаю, что после прихода к власти Владимира Зеленского произойдет резкий поворот во внешней политике. Ему это просто не позволят сделать. Вопрос в том, насколько у него хватит хребта выстоять. Но очевидно, что для начала надо приступить к диалогу. Перед выборами я разговаривал с одним из кандидатов, чье имя не хочу называть. Я спросил его, как решить кризис в российско-украинских отношениях. Он мне сказал одну простую вещь: пока за столом будут сидеть представители третьих стран, а не только политики из Киева и Москвы, то вопрос не решится.

— Ваша партия активно выступает против массового притока беженцев в ЕС. Есть ли какие-либо подвижки в этом направлении?

— Ситуация остается сложной, и статистика говорит сама за себя — 46 тыс. криминальных действий со стороны наших «гостей» за год. Поделите эту цифру на дни, и вы поймете, в какой ситуации мы находимся. Мы все прекрасно помним, когда за одну новогоднюю ночь 2015/16 года в Кельне было подано более тысячи заявлений о сексуальных домогательствах со стороны мигрантов. И несмотря на это, наши власти не приняли никаких мер. Мою партию часто обвиняют в поддержке праворадикальных идей. Но ярлык расистов или нацистов в Германии, как и в других странах, сейчас активно используется лишь для усмирения любого инакомыслия.

— В мае состоятся очередные выборы в Европарламент. Насколько они важны для будущего Европы?

— Это судьбоносный момент для европейской цивилизации в целом. Если всё останется так, как сейчас, то Евросоюз рано или поздно просто развалится. Великобритания уже буквально на низком старте, за ней последуют венгры, итальянцы, французы, поляки и другие. Наша задача — вернуть ЕС к его истокам, реформировать его в свободное содружество суверенных государств.

Сейчас мы — свидетели полного диктата Брюсселя. 80% законодательных актов приходит оттуда, и национальные парламенты не имеют возможности влиять на эти инициативы. Поэтому выборы в ЕП определят судьбу Европы. Если ЕС затянет в пучину хаоса, то она повлечет туда за собой и Россию.

— Тем не менее вы решили баллотироваться не от АдГ и даже не от Германии. В списках вы значитесь как кандидат от латвийской Партии центра. Почему?

— Когда я проанализировал ситуацию в маленьких европейских странах, то увидел страшнейшую политическую депрессию у всех консервативных партий. Правящие круги им не дают поднять головы. Партия центра — это маленькая христианская политическая сила. Я уверен, что в других европейских странах надо помогать нашим друзьям и вместе с ними бороться за изменения в политике ЕС. Кроме того, Латвия достойна лучшего будущего. Ведь когда-то, еще при Советском Союзе, они были примером и эталоном жизни для граждан 1/6 суши. Однако за годы в Евросоюзе всё было разрушено, включая сельское и портовое хозяйство. Из Латвии просто сделали буферную зону. Я хочу это изменить.

Источник: Известия
Читайте также:
Несмотря на антироссийские санкции, на территории Крыма сегодня действует 2,5 тыс. иностранных предприятий. Учредители этих комп...
Симферополь. 8 мая. ИНТЕРФАКС-ЮГ - Группа из 20 детей военных, погибших при выполнении боевых задач в Сирийской Арабской Республ...
В результате антироссийских санкций и ответных мер со стороны Москвы многие итальянские регионы обнищали. Речь идет прежде всего...
В Крыму завершил работу V Юбилейный Ялтинский международный экономический форум. В 2019 году тема одного из самых престижных ...
Представители более 50 стран мира обсудили меры противодействия санкциям и возможности укрепления сотрудничества государств, ...
Сергей Аксёнов и Анатолий Бибилов в рамках Ялтинского международного экономического форума подписали протокол о двустороннем тор...