«После введения санкций в Италии закрылось более 100 тыс. фирм», - Ирен Пивети

«После введения санкций в Италии закрылось более 100 тыс. фирм», - Ирен Пивети
В результате антироссийских санкций и ответных мер со стороны Москвы многие итальянские регионы обнищали. Речь идет прежде всего о приморских областях. В общей сложности закрылось более 100 тыс. фирм. Об этом в интервью «Известиям» сообщила председатель партии «Италия — мать», кандидат на пост евродепутата от партии «Вперед, Италия», бывший президент Палаты депутатов (нижняя палата парламента) Ирен Пиветти, которая возглавляла итальянскую делегацию на ЯМЭФ-2019. Она также рассказала о будущем Евросоюза, решении крымской проблемы, ожиданиях от политики Киева после избрания нового президента и миграционном кризисе.

— 26 мая состоятся выборы в Европарламент. Следует ли ожидать, что после них позиция ЕС по отношению к России изменится?

— Конечно, выстраивание добрососедских отношений с Россией станет одной из главных задач избранного европейского парламента. Это направление — одно из ключевых, поскольку затрагивает почти все страны ЕС. По крайней мере, для моей страны санкции в отношении России стали серьезной проблемой. Я открыто об этом говорю, потому что я оптимист и верю: на трудности не следует закрывать глаза. Надо действовать. На самом деле санкции, особенно в самом начале, стали настоящей трагедией для итальянской экономики. Только в нашей стране после введения ограничений и контрсанкций со стороны РФ закрылось более 100 тыс. фирм. Эти меры оказались настолько болезненны, что я (и не только я) вынуждена сама себя спрашивать — а санкции были против России или против Италии?

Могу вас заверить, что в случае избрания в Европарламент я буду поднимать вопрос отмены санкций. Конечно, решению этого вопроса будут противиться правительства третьих стран, скажем, Украины. Но проблему надо решать, мы определенно должны найти другой путь, новое решение. Санкции уже были, и мы видим — негативный эффект оказался обоюдоострым.

Я хотела бы также отметить, что Крыму следует громче и чаще проявлять инициативу, говорить с европейцами, приглашать их. Лучше, конечно, чтобы это делал народ Крыма, а не вся Россия, — чтобы крымчане сами могли напрямую рассказать европейцам о своем выборе. Я впервые была в Крыму (на ЯМЭФ-2019 в апреле. — «Известия») и вообще в России. И честно говоря, я понятия не имела, что увижу, приехав сюда. А в итоге меня встретила прекрасная страна, замечательный регион, теплый и ласковый, показывающий хорошие темпы экономического роста, который терпеливо ждет серьезного диалога с остальным миром. Я уверена, что подобный опыт посещения полуострова был бы очень полезен для всех моих коллег в парламенте Италии.

— Каким образом санкции повлияли на отдельные итальянские регионы?

— Многие регионы в результате ограничительных мер просто обнищали. Во многих областях заметно снизились количество туристов, а также активность местных производителей.

— О каких областях идет речь?

— К примеру, это регион Марке (на адриатическом побережье. — «Известия»). Фактически вся Адриатика до сих не может оправиться от эффекта санкций. Пострадала и Сардиния. Негативные последствия ограничительных мер почувствовали в первую очередь приморские регионы. Отразились меры и на производителях, находящихся в северной и центральной частях страны. Поэтому я очень надеюсь, что политика санкций в скором времени будет заменена нормальным диалогом. Ведь Италия и Россия — не враги.

— Вы упомянули, что впервые посетили Крым. Оказывали ли на вас давление в Риме или, может быть, в Киеве?

— Пока нет. Наверное, давить начнут чуть позже, ближе к выборам. А вообще стоит отметить, что я приехала сюда по своей личной воле — мне не нужны на это резолюции со стороны правительства. В конце концов, мой жизненный и политический опыт позволяет мне самой решать, куда и зачем ехать. Тем не менее полемики не избежать — я дала столько интервью... Думаю, будет нечто сродни взрыву. Ну и пусть. Хотя я приехала в Крым не ради скандала — я хочу своими глазами увидеть, как живет местное население, что эти люди думают о России, о сложившейся ситуации.

— Рассчитываете ли вы, что нынешний визит в Крым принесет вам дополнительные голоса на выборах в Европарламент?

— Возможно, это и принесет немного голосов, но вместе с тем я потеряю других сторонников. И так с любым политическим действием. Главное, я отдаю себе отчет, что поездка в Крым — мой сознательный политический шаг. О его последствиях конкретнее можно будет сказать в течение месяца. Тогда и выясним, дал визит на полуостров мне какое-либо преимущество или нет. Но вопрос, скорее, даже не в преимуществах или убытках, выраженных в цифрах, — вопрос в доверии. Как я уже сказала, я предпочитаю во всем разбираться сама. Чтобы потом с уверенностью говорить своим избирателям — да, я была в Крыму и видела своими глазами, как живут там люди.

— На Украине выбрали нового президента, вскоре после европейского голосования — 28 мая — он как раз вступит в должность. Какое будущее, по вашему мнению, ожидает российско-украинские отношения при Владимире Зеленском?

— Скажу одно — будущее в диалоге. Это лучший вариант для Крыма, Украины и всей Европы. Думаю, при Зеленском политический ландшафт изменится. Мы, как представители иностранных государств, должны уважать любое решение украинского народа — это их выбор, и им же потом жить и ежедневно сталкиваться с последствиями руководства нового президента. Я надеюсь, что Зеленскому удастся возродить конструктивный диалог со всеми сторонами, может быть, на основе Минских соглашений. На Ялтинском форуме я была модератором панельной дискуссии, где спикеры обсуждали важность международной торговли как одного из инструментов, который может помочь политике. И я действительно верю, что общие прагматические интересы, такие как торговля или совместные инфраструктурные проекты, могут продвинуть политическую повестку. Думаю, украинскому и российскому народам удастся запустить, возобновить диалог именно через торговые отношения.

— Вернемся к европейской повестке. После того как новый парламент будет сформирован, займет ли он более жесткую позицию по вопросу мигрантов?

— Конечно. Я надеюсь на такой исход, потому что мигранты — это действительно одна из самых больших проблем, выпавших на долю Европы в последние годы. Отмечу, что речь идет именно о незаконных иммигрантах. Я против подобных переселенцев по двум причинам. Приезжие — это, откровенно говоря, прямая угроза безопасности. Градус соперничества, нездоровой конкуренции в обществе чувствуется с каждым годом всё острее.

Вторая причина — нелегальная иммиграция никоим образом не может быть ответом на недостаточное развитие некоторых стран. Европа нуждается в единой внешней политике, она должна выставить единый щит, но пока не в состоянии претворить это в жизнь. Что станет одним из главных вызовов для будущего парламента.

Еще одна проблема — некоторые члены ЕС выставили в качестве представителей в парламент кандидатов, не верящих в объединенную Европу и, вероятно, мечтающих вывести свои страны из ЕС. Я, если честно, не разделяю подобные настроения евроскептиков и считаю выход или даже намерение выйти из союза большой ошибкой. Я — итальянка, и я горжусь своим происхождением, но я также отдаю себе отчёт в том, что в планетарном масштабе Италия ​​слишком мала, чтобы решать глобальные вопросы. Нам нужна Европа как союз.

Вообще, если затронуть самые корни нынешнего притока мигрантов, мы заметим, что все идет из-за отсутствия баланса в Средиземноморском регионе. В прошлом, скажем, 20–25 лет назад, Италия играла ведущую роль в качестве уравновешивающей силы во всем регионе. Очень важно сбалансировать ситуацию, поддержать равномерное развитие для всех стран акватории. Наладить сотрудничество не только в противодействии нелегальной иммиграции, но и в экономической, политической, культурной сферах. Если меня изберут в ЕП, я планирую создать своего рода морской альянс между Средиземноморьем, Черноморским и Каспийском регионами. Это позволит укрепить наши границы и совместно бороться с нелегальными мигрантами — проблему всегда проще предотвратить.

— Мы знаем, что ситуация в Германии ухудшается, потому что приезжие не изучают немецкий язык. Зачастую они продолжают жить по своему укладу, создавая подобия гетто. Как обстоят дела в Италии, принимающей на себя основной удар? Изучают ли переселенцы итальянский язык?

— Нет, мы с немцами в одной лодке, если можно так выразиться. Хотя, не в обиду Германии будет сказано, Италия больше склонна поощрять то, что в английском языке принято обозначать термином diversity — «разнообразие». Наша культура восприятия других культур была заложена еще за тысячу лет до основания Рима. Поэтому в этом плане разнообразие в Италии никогда не было проблемой, даже наоборот — это было нашим богатством.

Да и языковая проблема не главная — в Италии спокойно изъясняются на нескольких языках. Проблема заключается в правовой системе, которую везут с собой мигранты. Она сопряжена с их религиозными традициями. Так, определенная часть мусульман интерпретирует свою религию также как своего рода правовую систему — шариат. Они живут по шариату, не признавая законов Италии. И это проблема. Потому что страна, допуская сосуществование двух правовых систем, создает государство в государстве. Если вы позволяете приезжим иметь трех жен, а итальянцам не позволяете — вы теряете единое общество. Все остальные аспекты проблемы мигрантов могут быть решены в будущем, но этот требует безотлагательного решения. Мигранты должны принять европейские стандарты. Они могут быть любой религии, любого цвета кожи, любого языка — это не проблема, если они живут по тем же правилам, что и мы.

Источник: Известия
Читайте также:
Несмотря на антироссийские санкции, на территории Крыма сегодня действует 2,5 тыс. иностранных предприятий. Учредители этих комп...
Симферополь. 8 мая. ИНТЕРФАКС-ЮГ - Группа из 20 детей военных, погибших при выполнении боевых задач в Сирийской Арабской Республ...
Немецкие парламентарии намерены поставить под вопрос законность присутствия американских военных баз в Европе. Об этом «Известия...
В Крыму завершил работу V Юбилейный Ялтинский международный экономический форум. В 2019 году тема одного из самых престижных ...
Представители более 50 стран мира обсудили меры противодействия санкциям и возможности укрепления сотрудничества государств, ...
Сергей Аксёнов и Анатолий Бибилов в рамках Ялтинского международного экономического форума подписали протокол о двустороннем тор...